kinomehanik_max (kinomehanik_max) wrote,
kinomehanik_max
kinomehanik_max

Category:

СМЕРТЬ, ВАСИЛЬ ИЛЬИЧ, И ПУЛЕМЁТНАЯ ЛЕНТА



Дед Василь Ильич сидел на лавочке у своего дома и смотрел на солнце, уже склонившееся к горизонту.

«Интересно», - подумалось ему, - «Сколько закатов за жизнь пересмотреть-то довелось?

Но посчитать ни в уме, ни на бумажке не получилось. От ворот донеслось:

- Приветствую, Васильич!

За калиткой стояла Смерть.

- К тебе можно?

- А то я тебя не пущу, что ли? – удивился дед, - Заходи, коль пришла!

Смерть открыла калитку, завела велосипед, оставила его под воротами, и подошла к старику.

- Рада тебя видеть, - Смерть уселась на лавке рядом, и вытянула с наслаждением ноги.

- И я тебя, - хмыкнул дед, - Давненько не виделись.

- Да всё, знаешь, работа, заглянуть некогда, - немного пристыженно сказала Смерть.

- Да, понимаю. Работы у тебя по горло.

- По горло, - подтвердила Смерть, - Людей-то всё больше. Уходов тоже.

Они немного помолчали.

Дед достал трубку, набил табаком, прикурил, протянул Смерти. Та приняла, и затянулась. Дым пошел во все стороны. Потом отдала Василию Ильичу. Тот тоже затянулся, и спросил:

- Я, знаешь, всё думаю, а ты мне так и не объяснила ни тогда, ни позже. Да мы, собственно говорим то так по душам впервые. Почему в 43-м ты меня не забрала?

Смерть внимательно посмотрела на него.

- Я же тогда почти весь взвод свой похоронил, - продолжил Василий Ильич, - Помнишь? Один я остался и друг Мишка. Да и тот через год погиб возле Ленинграда. 28 февраля.

- Что тебе сказать, Васильич… - Смерть забрала у старика трубку и снова затянулась, - Есть вещи, которые даже я тебе объяснить не смогу. Предположить могу только. Знаешь, я тогда пришла за всем вашим взводом. И за тобой тоже. У меня было так записано. И вот – ты остался один. И я вышла из-за дерева. И ты меня увидел. Первый раз. Помнишь?

- Еще бы…

- И что ты сделал, помнишь?

- Ленту поменял.

- Воот… - протянула Смерть, - Ты увидел меня. Но ты взял - и ленту поменял. Понимаешь? Подождал пока поближе немцы подойдут, и начал строчить. И что-то такое в тебе внутри произошло. Не знаю уж что. Но твое имя из Списка исчезло… А потом мне было уже не до тебя. Ты там столько их положил, что я еле успевала за тобой.

- Мне уже было всё равно, - тихо сказал Василь Ильич.

- Именно, - ответила Смерть, - Тебе было всё равно – видишь ты меня или нет. Для тебя это было совершенно неважно. Я не один раз такое в той войне видела. И не ты один из Списка был вычеркнут. Конечно, многих и забрала. Даже не взирая на то, что у них происходило то же самое внутри, что и у тебя. Но забирала я вас или не забирала, но судьбу вы меняли. Понимаешь?

- Отчего ж не понять, - Василь Ильич глубоко вздохнул, - Всё тут понятно, как Божий день. Ну, а в 64-м? Тогда я уже был в списках?

- Представь себе, был. Более того, скажу, что и детишки те, которых ты из огня вытянул, тоже в нём были. И я уже стояла в горящем проёме. И произошла та же история. Там, где у людей зачастую начинается отчаяние, у тебя проявляется нечто другое. И ты менял судьбу.

- Эвона как! – поднял палец дед.

Они со Смертью переглянулись и дед тихо рассмеялся, а Смерть ухмыльнулась.

Тут у неё что-то пикнуло в кармане.

Смерть достала смартфон, и стала читать.

- Чего там у тебя, - поинтересовался Василий Ильич

- Да мне по Телеграмму мессаги шлют. С заданиями.

- Телеграммы шлют? – не понял дед.

- Да-да, - махнула рукой Смерть, - Телеграммы. Так удобнее. Иду в ногу со временем.

Из дома выбежала девочка.

- Дедушка-а-а Вася-а-а, - защебетала она, - А бабушка вареников налепила, говорит, иди за стол.

Василь Ильич притянул малышку к себе.

- Да, родная. Пойду. Сейчас пойду.

- Дедушка… А почему ты плачешь? – удивленно спросила девочка.

- Я не плачу, золотце моё, это я тебе радуюсь, - ответил Василь Ильич, пытаясь хотя бы голосом себя не выдать.

- Смотри мне! – пригрозила пальцем девочка, и убежала в дом.

- Правнучка, - сказал Василь Ильич Смерти, - Такая девочка забавная.

- Да, знаю, - ответила Смерть, - Хорошую жизнь проживёт. И долгую.

- Это всё благодаря тебе. Что ты меня тогда не забрала.

- Нет, - серьёзно покачала головой Смерть, - Это только благодаря тебе.

Они снова помолчали.

- Ну так что? – Василь Ильич поднял глаза, - Пойдем? Пора мне, да?

- Да. Иди, конечно, а то вареники остынут.

- В смысле? – опешил дед.

- В прямом! Иди вареники есть. А я пойду. Хорошо было повидаться.

Василь Ильич уставился на Смерть.

- А ты разве не за мной?

Смерть уставилась на Василия Ильича.

- Не-е-ет. Я к тебе в гости зашла по дороге. Мне в конец улицы. А ты – живи еще, Васильич. Тебе ещё… Короче, тебе ещё рано.

- Вот жеж, - в сердцах протянул дед, - А я тут настраиваюсь полчаса кряду!

Смерть весело хлопнула его по плечу.

- Не расстраивайся, Васильич!

- Да иди ты! – рассмеялся он.

Они подошли к калитке. Смерть вывела велосипед на улицу, и обернулась к старику.

- Бывай, Васильич. Хороший у тебя табак.

- До встречи, - поднял руку тот.

- До неё, - кивнула головой Смерть, забралась на велосипед, и крутонула педалями.

Василь Ильич еще долго смотрел ей вслед.

А багрянец лучей заходящего солнца ложился вокруг, и отражался в слезинках на краешках глаз…

(с) Киномеханик Макс
Tags: авторское, притчи, сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments